Logo

Тобольская духовная семинария

ТПДС: Кафедра богословия Общецерковной аспирантуры. Интервью с А.Р. Фокиным

Кафедра богословия Общецерковной аспирантуры. Интервью с А.Р. Фокиным

Администратор сайта семинарии

Thumb_full_image

Интервью с А.Р. Фокиным, заведующим кафедрой богословия Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.
— Алексей Русланович, расскажите о вашей кафедре, о сотрудниках, о ее месте в учебном процессе и научно-исследовательской деятельности.

— Кафедра богословия, которую я возглавляю с июня 2011 года, является самой большой по количеству студентов и набору богословских дисциплин. Это догматическое, основное и сравнительное богословие, патрология, миссиология, а также смежные области богословского знания, находящиеся на стыке философии и богословия. Например, сравнительное религиоведение и русская религиозная философия. Последняя пользуется неизменной популярностью у студентов. Таким образом, на кафедре, повторюсь, очень большой набор дисциплин, и соответственно количество аспирантов и докторов здесь самое большое.

На сегодняшний день у нас около 40 учащихся очной и заочной форм обучения. Пример подобного сочетания разных богословских дисциплин можно отчасти найти в Свято-Тихоновском гуманитарном университете, где существует кафедра систематического богословия и патрологии. Она также включает большинство указанных мною дисциплин, за исключением русской религиозной философии и религиоведения, которые входят в компетенцию кафедры философии. А у нас они попадают в ведение нашей кафедры, поскольку кафедра философии, которую возглавляет профессор В.Н. Катасонов, пока не является выпускающей. Безусловно, сотрудники кафедры философии, если можно так выразиться, научно окормляют и наших студентов, поскольку многие хотят писать работы, связанные с философской тематикой. Но ученые степени кандидата или доктора философских наук у нас пока не присваиваются. Поэтому все, кто пишет работы по философии или религиоведению, сейчас приписаны к нашей кафедре. В будущем, я надеюсь, компетенции кафедры богословия и философии будут более четко разграничены. На кафедру философии будут поступать те студенты, которые хотят заниматься конкретно христианской философией и религиоведением. А у нас будут защищать диссертации только те, кто интересуется догматическим, сравнительным и основным богословием, миссиологией и особенно патрологией.

Особый упор мы делаем на углубленное изучение святоотеческого наследия, или патристики, поскольку в православной традиции она является фундаментом всех остальных богословских дисциплин. У нас есть направление греческой и латинской патрологии, а также активно развивается направление сирийской патрологии. Таковы основные сферы деятельности нашей кафедры.

Штатных сотрудников кафедры сейчас четыре человека, включая меня. Это секретарь кафедры Евгений Анатольевич Пилипенко, который занимается в основном современным западным богословием, а также научные сотрудники архимандрит Кирилл (Говорун), являющийся богословом широкого профиля, и Максим Глебович Калинин, курирующий сирийскую патристику, — в данный момент он разрабатывает специальный курс истории сирийской христианской литературы, который будет читаться в магистратуре у нас на кафедре в рамках модуля «Патрология» на отделении «Христианские источники», где наша кафедра также ответственна за модуль «Методология научно-богословского исследования». Плюс ко всему мы отвечаем за преподавание древних языков — древнегреческого, латинского и сирийского.

— С какими учебными заведениями в России и за рубежом вы сотрудничаете?

— Общецерковная аспирантура и докторантура тесно сотрудничает со многими общепризнанными мировыми научно-образовательными центрами, такими как Оксфордский и Венский, Даремский и Фрибургский университеты, Свободный университет Амстердама, Свято-Владимирская семинария в Нью-Йорке и другие. Наша кафедра имеет неплохие связи с папским патристическим институтом Augustinianum, университетами Фрибурга и Мюнстера, Йельским университетом и некоторыми другими учебными заведениями. Мы помогаем нашим аспирантам найти нужных профессоров в этих и других мировых образовательных центрах, чтобы можно было стажироваться по конкретной теме или даже полностью освоить программу PhD. Из российских учебных центров мы активно сотрудничаем с нашими высшими духовными школами — Московской духовной академией и Санкт-Петербургской духовной академией, а из светских вузов и академических учреждений — с Московским государственным университетом имени М. В. Ломоносова, Православным Свято-Тихоновским гуманитарным университетом, Российским государственным гуманитарным университетом, Русской христианской гуманитарной академией, Институтом философии и Институтом всеобщей истории РАН.

— Какую сумму знаний получают студенты, обучающиеся на кафедре? Является ли это достаточным фундаментом для начала самостоятельной научно-богословской деятельности человека, до этого не имевшего глубоких знаний в данной области?

— Как Вы понимаете, точную сумму знаний определить невозможно — все зависит от индивидуальных способностей и мотивации приходящих к нам абитуриентов. Хотя на вступительных экзаменах мы стараемся отобрать лучших, нам приходится работать со студентами самого разного уровня подготовки. Поднять всех до одного уровня не всегда получается. Это во многом зависит от суммы знаний и умений, уже имеющихся у абитуриентов, а также от их собственных дальнейших усилий в процессе обучения. Ведь обучение по аспирантской и докторантской программам предполагает, прежде всего, самостоятельную научно-исследовательскую работу под руководством научного руководителя или консультанта. А задача нашей кафедры заключается главным образом в том, чтобы каждому учащемуся найти опытного профессионального научного руководителя и обеспечить их длительное и плодотворное сотрудничество. В этом отношении у нашей кафедры есть самые широкие возможности — в качестве научных руководителей мы привлекаем специалистов и профессоров не только из наших духовных школ, но и из светских вузов, о которых я сказал выше. Ведущие специалисты этих учебных заведений с удовольствием выступают в качестве научных руководителей наших студентов. Это полностью соответствует тем целям, которые ставит перед нашей Общецерковной аспирантурой и докторантурой Святейший Патриарх Кирилл и наш ректор митрополит Иларион, — обеспечить единство духовного и светского образования для успешного развития церковных наук и плодотворного диалога Русской Православной Церкви и современного общества.

Если говорить конкретнее о работе с аспирантами, наша кафедра, как я уже отметил, помогает найти опытного научного руководителя. Важно точно определить направление диссертационного исследования и сформулировать тему, обладающую научной актуальностью и новизной, а в процессе обучения студентов — контролировать их успехи на кафедральных семинарах, при проведении текущих аттестаций, а также при сдаче студентами кандидатских минимумов. Так мы можем выяснить способности студента к научно-исследовательской работе и степень готовности его диссертации. Когда диссертация в целом уже написана: есть текст, публикации и положительный отзыв научного руководителя или консультанта, — мы, после тщательного рассмотрения работы, организуем предзащиту диссертации на кафедре с привлечением внешних рецензентов и специалистов. Если работа еще не совсем готова, на предзащите даются рекомендации по ее доработке; если она полностью готова, то рекомендуем ее к защите на Общецерковном диссертационном совете, куда передаем все необходимые сопроводительные материалы. В течение последних двух лет у нас прошли предзащиту три аспиранта и один докторант. Из них защитились уже двое (один — на степень кандидата богословия, другой — доктора богословия), и еще двое ожидают своей очереди на защиту. Дело в том, что сейчас сложилась такая ситуация, когда на разных кафедрах прошло много предзащит и выстроилась большая очередь на защиту, поэтому приходится ждать где-то около полугода от предзащиты до защиты.

— Какие ближайшие цели и перспективы развития научно-исследовательской деятельности у кафедры богословия?

— Хороший вопрос. То, о чем я говорил ранее, можно обозначить как учебная деятельность кафедры. Но наша кафедра, так же как и некоторые другие, ведет еще и активную научно-исследовательскую и, я бы сказал, научно-издательскую деятельность. Смею надеяться, что в этом направлении наша кафедра занимает ведущее место в Общецерковной аспирантуре. Одно из направлений нашей научно-исследовательской деятельности — организация и проведение международных научно-богословских конференций. За последний год мы провели уже две таких конференции. Одна была посвящена блаженному Августину («Августин и мировая культура»). А другая, посвященная преподобному Исааку Сирину («Святой Исаак Сирин и его духовное наследие»), стала первой патристической конференцией, организованной Общецерковной аспирантурой при активном участии нашей кафедры. В этой конференции участвовали ведущие мировые специалисты по сирийской христианской литературе и наследию святого Исаака Сирина.

Кроме того, мы принимали активное участие в подготовке Синодальной богословской конференции «Современная библеистика и предание Церкви». В ее рамках мы организовали секцию святоотеческой экзегетики, куда пригласили ведущих отечественных специалистов в этой области. На следующий год у нас планируется вторая патристическая конференция, посвященная богословско-аскетическому наследию преподобного Симеона Нового Богослова. Надеемся, что и в дальнейшем мы будем каждый год проводить одну-две подобных конференции.

Добавлю, что наша кафедра является инициатором научно-издательского проекта Общецерковной аспирантуры. Мы активно готовим целый ряд научных изданий, в которых принимают участие как члены кафедры, так и приглашенные сторонние специалисты по таким направлениям и дисциплинам, как, например, патрология и средневековая философия. Только что в нашем издательстве вышла в свет моя новая монография: «Формирование тринитарной доктрины в латинской патристике», которая стала первой книгой издательской серии нашей кафедры «Патристические исследования и переводы».

Далее, у нас уже практически готов сборник докладов упомянутой мною международной патристической конференции «Святой Исаак Сирин и его духовное наследие». Вслед за этим будут изданы новые переводы отдельных трудов святителя Фотия Константинопольского и блаженного Августина. Мы также планируем издавать лучшие диссертации и монографии наших аспирантов и докторантов. В частности, монографию нашего выпускника Сергея Кожухова по христологии Иоанна Грамматика и нашего докторанта иерея Сергия Шкуро по наследию Дионисия Ареопагита и его рецепции в русской богословской науке.

Таким образом, наша научно-исследовательская и научно-издательская деятельность включает в себя подготовку и издание монографий, сборников конференций, переводов памятников святоотеческой письменности и современной западной богословской литературы.

— Если вернуться к научным конференциям, какую оценку Вы могли бы дать мероприятиям подобного рода и насколько они актуальны и востребованы в наше время?

— Конференции — это всегда очень важные мероприятия, поскольку в них участвуют специалисты, объединенные общими научными интересами и обменивающиеся друг с другом своими идеями. Мы узнаем своих западных коллег, они узнают нас, и это очень важно и актуально. В целом же конференции популяризируют в нашей стране святоотеческое наследие и церковное богословие, а также способствуют продолжению диалога религии и науки. Важна также и аудитория — студенты, которые слушают и задают вопросы. Они могут воочию увидеть высокий научный уровень докладов, ощутить погружение в высокоинтеллектуальную научную среду, объединяющую церковных и светских ученых. Это поможет нашим студентам получить нужные научные ориентиры и обеспечить собственный интеллектуальный рост.

— Хотелось бы попросить сказать несколько слов для ваших будущих абитуриентов или уже обучающихся у вас студентов.

— Если говорить об абитуриентах, которые приезжают к нам из разных уголков страны и даже из ближнего зарубежья, то хотелось бы пожелать, чтобы это были лучшие из лучших. Чтобы поступали те, кто действительно подготовлен, имеет соответствующие навыки и твердое желание заниматься научной работой. Ведь часто бывает так, что приходят абитуриенты, мало подготовленные в богословских дисциплинах или, наоборот, имеющие пробелы в светских науках. Конечно, на вступительных экзаменах мы стараемся провести строгий отбор, но все же такие люди иногда поступают и потом с ними начинаются проблемы, поскольку у них низкий уровень базового образования. Повысить его отчасти можно в нашей магистратуре. Поэтому нередко бывает так, что абитуриенту, который не смог поступить в аспирантуру, мы предлагаем для начала окончить магистратуру.

Кроме того, всем, кто к нам поступает, а также тем, кто уже поступил и учится, нужно, прежде всего, четко представлять себе, что наше учебное заведение, не без оснований позиционирующее себя в качестве флагмана церковной науки, в процессе обучения требует от них полной отдачи своих интеллектуальных и духовных сил. Ошибочно думать, что Общецерковная аспирантура является неким трамплином к заграничным командировкам, карьерному росту, получению материальных выгод. С самого начала нужно настраиваться на серьезную учебную и научно-исследовательскую работу, непрерывное совершенствование в церковных и светских науках, углубленное изучение древних и новых иностранных языков, кропотливую работу с текстами источников. Я убежден, что людям, которые просто хотят сделать церковную карьеру, не приложив больших усилий, нет места в нашем учебном заведении.

— Для работы с источниками нужно ведь обладать знанием языков?

— Совершенно верно. Нужно сразу настроиться на то, что у нас в аспирантуре очень углубленное и длительное изучение иностранных языков. Это касается как новых языков, таких как английский, итальянский, французский, немецкий, так и древних, таких как древнегреческий, латинский, древнееврейский, сирийский. Без этого современному богослову никак не обойтись. Бывают, конечно, случаи, когда люди пишут работы, например по истории Русской Церкви, русского богословия или религиозной философии, и считают, что им вовсе не нужны ни древние языки, ни новые, разве что английский. Это в корне неверно. Любой профессиональный богослов должен знать как минимум три древних языка — греческий, латынь, еврейский — и как минимум три современных языка — английский, немецкий, французский. Если не говорить на этих языках, то хотя бы бегло читать и переводить со словарем. А для этого необходимо не просто учить слова и грамматику, но постоянно читать тексты, можно сказать, ни дня не проводить без тренировки языка, поскольку даже человек, имеющий некоторый уровень знания языка, очень быстро может его снизить, если перестанет постоянно заниматься языком. Поэтому языковая подготовка — это одно из самых важных направлений в нашей аспирантуре, и всем нужно настроиться на соответствующую трудоемкую работу.

Также хочу сказать поступающим к нам абитуриентам, что они должны быть готовы к активному участию в делах нашей кафедры и аспирантуры в целом, поскольку у нас много научных проектов, конференций и т.п. Во всем этом необходима активность студентов на разных уровнях. У нас нет послушаний, как в семинариях, но есть серьезная потребность в активном участии студентов в жизни нашей Духовной школы. Это, конечно, всегда дело добровольное, но предполагается активность всех студентов.

И последнее. Каждый человек наверняка знает свои недостатки как в нравственном, так и в научном отношении. Поэтому я советую каждому нашему учащемуся четко определить, где он дает слабину, каких знаний ему не хватает, что можно улучшить, — и постараться восполнить эти пробелы. А мы ему в этом всячески посодействуем.

 


Комментарии